Автор Тема: Гипноз  (Прочитано 4066 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн GOD

  • Администратор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 1054
  • Репутация: 60
  • Не Бог, но помогу!
Гипноз
« : 25 Февраль 2008, 16:38:24 »
Кажется, еще недавно у нас не было бо¬лее модной темы, чем гипноз. Чуть ли не каждый день, включив телевизор, можно было следить за тем, как пышнотелые дамы под демоническим взглядом гипнотизера в аудитории раскачиваются и машут руками в такт ненавязчивой музы¬ке, а то и самим погрузиться в транс под мужественный голос: «Даю установку...». Что же в итоге? Гипноза по телевизору больше нет. Кашпировский заседает в Думе. Выросли и перестали ночью мочить простыни дети, начавшие писаться в по¬стель после того, как услышали про «естественный будильник» (я знаю несколько таких случаев). Подлечились те психически больные, в основном женщины, у которых резкое обострение их душевного заболевания пришлось на это время, и те, которые вошли в транс во время телегипноза и никакие могли из него выйти. И мода вроде бы тоже прошла. Но интерес к этому, загадочному даже для специалистов, явлению безусловно остался.
Во все времена гипноз порождал множество вопросов, и больше не научного, а этического плана. Основателем метода считается австрийский врач Франц Антон Месмер, который открыл то, что он назвал «животным магнетизмом». Хотя гипноз использовали, как считают, еще древнеегипетские жрецы и служители других древних религий, тем не менее в научный обиход гипноз вошел именно как «месмеризм», или «животный магнетизм», во второй половине XVIII века. Месмер вводея своих пациентов в транс в сочетании с некоторыми другими способа¬ми воздействия преобладает в настоящее время), а путем особой процедуры  пациенты рассаживались вокруг специального «магнитного» чана, касаясь его поверхности руками, и таким образом получали «флюиды». При этом Месмер пользовался еще пассами, а также непосредственно телесным контактом с магнетизируемым. Вот одно из описаний такого сеанса. «Во время сеанса магнетизер обыкновенно сжимает коленями колени пациентки; следовательно, колени и другие участки нижней половины тела входят в соприкосновение. Его рука лежит на предреберье, а иногда опускается ниже.,. Нет ничего удивительного, что чувства воспламеняются...

Оффлайн GOD

  • Администратор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 1054
  • Репутация: 60
  • Не Бог, но помогу!
Re: Гипноз
« Ответ #1 : 25 Февраль 2008, 16:40:56 »
Между тем криз продолжает развиваться, взгляд боль¬ной замутняется, недвусмысленно свидетельствуя о полном смятении чувств. Сама пациентка может и не осознавать этого смятения, но оно совершенно очевидно для внимательного взгляда медика. Вслед за появлением этого признака веки больной покрываются испариной, дыхание становится коротким и прерывистым, грудь вздымается и опускается, начинаются конвульсии и резкие стреительные движения конечностей или всего тела. У чувствительных женщин * последняя стадия, исход самого сладостного из ощущений, часто заканчивает¬ся конвульсиями. Это состояние сменяется вялостью, подавленностью, когда чувства как бы погружены в сон. Это необходимый отдых после сильного возбуждения. Поскольку подобные чувства — благодатная почва для увлечении и душевного тяготения, понятно, почему магнетизер внушает столь сильную при¬вязанность; эта привязанность заметнее и ярче проявляется у пациенток, чем у пациентов: ведь практикой магнетизма занимаются исключительно мужчины». Из этого описания совершенно ясно, почему комиссия Французской академии наук, занимающаяся научной оценкой метода Ф.А. Месмера, основной вывод сделала отнюдь не научный: «Магнетическое лечение, безусловно, опасно для нравов». Я бы, в отличие от академиков, не стала спешить с выводами. Любое психотерапевтическое воздействие на человека имеет в своей основе взаимодействие двух личностей, пациента и врача. Если этот контакт не просто формален, то пациент в процессе лечения проецирует на своего терапевта чувства, которые он должен испытывать по отно¬шению к близким; нередко психотерапевт в представлении пациента становится родным, чуть ли не самым любимым — в прямом смысле этого слова— челове¬ком. Это особенно выражено тогда, когда при лечении применяется гипноз. Собственно говоря, именно такая ситуация, когда пациентка буквально бросается на шею врача и преследует его своим вниманием, и стала той причиной, которая  заставила  великого  Зигмунда Фрейда отказаться от гипноза. Он почувствовал себя очень неловко, когда его первые пациенты стали проявлять по отношению к нему влечение, явно сексуальное по своей природе. При других методах психотерапии такого рода отношения между двумя участниками процесса проявляются не так явно, но все равно существуют. «Добрый» психотерапевт может олицетворять для пациента могущественного отца, вообще любимого человека; в то же время в процессе терапии к нему нередко возникает отрицательное отношение — в том случае, когда ему приписывают те реальные и воображаемые обиды, которые человек претерпел в своей жизни. Но в гипнолога (врачи предпочитают именно это слово, в отличие от эстрадного «гипнотизера») почти всегда влюбляются — и привязанность легко может превратиться в ненависть, когда любовь эту отнимают (то есть прекращают терапию). Поэтому истеричные, психически неуравновешенные женщины, которые легче всего впадают в гипнотическое состояние, нередко обвиняют психотерапевта, пользовавшего их гипнозом, в изнасиловании: таким образом их нереализованные фантазии воплощаются в действительность. Конечно, и среди представителей медицинского племени встречаются свои «черные овечки» (как, собственно говоря, среди людей любых занятий), готовые пойти на недозволенный контакт с зависимыми от них девицами и дамами. Но, по счастью, не они определяют общую картину. Тем более что специалисты хорошо представляют, чем им грозит нарушение этических норм профессии.